Перейти к основному содержанию

1721-1922-1991-…: 9 малоизвестных историй о Российской империи

25.11.2021
Опубликовано в Власть

300 лет назад московский царь Петр I был провозглашен императором, а Московское/Русское царство стало Российской империей. Это событие во многом запрограммировало российский путь развития. Русская национальная идентичность до сих пор сильно связана с имперской и даже уступает ей. Если Британия или Франция владели империями, то Россия была империей и, очевидно, до сих пор ею остается. Если португальцы или австрийцы избавились от имперского наследия без особого сожаления, то россияне до сих пор льют слезы о том, «какую страну просрали». Как недавно написал путинский клеврет Владислав Сурков, «государство не утратило имперских инстинктов», приводя в пример оккупацию и аннексию Крыма, а также отмечая «яркий пример консолидации общества» по этому поводу. И не суть важно под какой личиной Россия расширяется – Третьего Рима или Третьего Интернационала.

1. Шапка ложь, да в ней намек

Пожалуй, наилучшим символом российского имперства является Шапка Мономаха, с помощью которой московские монархи проходили инаугурацию без малого двести лет. Само название вроде бы отсылает к византийской традиции (транзитом через Киев https://ord-ua.com/2020/02/14/tretim-budu-istoriya-moskovskih-pretenzij-na-rimskoe-nasledie/). Однако внешний вид головного убора говорит о его золотоордынском происхождении. Таков и российский имперский проект: претензии быть «Третьим Римом», но по сути своей это «Третий Сарай» (золотоордынских столиц, как известно, было две: Сарай-Бату и Сарай-Берке). От золотоордынских царей российские правители позаимствовали намного больше, чем от ромейских басилевсов.

2. Иваны-предтечи

Родоначальником имперского проекта одни исследователи считают Ивана ІІІ Великого, который покорил удельные княжества (https://ord-ua.com/2021/07/14/550-letie-russkogo-edinstva-kak-moskva-pokorila-novgorod/) и женился на византийской принцессе; другие – его внука Ивана IV Грозного, который завоевал Казанское (1552), Астраханское (1556) и Сибирское (1581) царства. Обосновывая свои права на царский титул, Иван Васильевич ссылался на завоевание Казани и Астрахани, правители которых раньше именовались царями. Кроме того, царь считал себя потомком римского императора Октавиана Августа. Как отмечает российский историк Сергей Иванов, Иван Грозный «не увлекался Византией, не любил ее. В разговорах с иностранцами всячески подчеркивал, что он немец (через Рюрика. – Д.Ш.), что он происходит от императора Августа, что его предки восходят к настоящему, западному Риму, а не к Константинополю. И никогда не упоминал о своей бабке – византийской принцессе».

3. Первый «инператор» комом

Первый российский монарх, который официально взял себе императорский титул, был вовсе не Петр Алексеевич, а Дмитрий Иванович, более известный как Лжедмитрий I. Правда, по латыни он подписывался с ошибками — «inperator» или «inparatur Demetrius», а вскоре был убит взбунтовавшимися подданными. (https://ord-ua.com/2010/08/28/400-letie-drugoj-rossii/)

Кстати, его супруга Марина Мнишек стала первой коронованной русской царицей. До нее царские жены не удостаивались такой церемонии. Впрочем, коронация не спасла Марину от заточения и смерти в одной из башен Коломенского кремля, а ее малолетнего сына Ивана-«Воренка» – от повешения на одних из ворот Кремля московского (1614). Существует предание, будто перед смертью Мнишек прокляла род Романовых: дескать, со смерти ребенка начали – тем и закончите. Проклятие догнало монаршую династию летом 1918-го.

4. Операция инаугурация

Об императорском титуле Петр I впервые задумался после завоевания Азова (1696), а паче – после победы над шведами под Полтавой (1709). Однако, поразмыслив, приурочил это дело ко дню победы над Швецией.

22 октября (2 ноября) 1721 года, на торжествах по поводу подписания победного мира со Швецией, Петра I провозгласили «императором всероссийским», титуловав также «великим» и «отцом отчизны». Чтобы все было солидно, как в Древнем Риме, императорский титул царю преподнес Правительствующий сенат, учрежденный весной 1711 года. Накануне торжеств царь наделил сенаторов широкими полномочиями, однако, получив титул, свежеиспеченный император сразу же отыграл полномочия назад.

5. Следы ведут в Киев

Хотя императорский титул царь получил от Сената, однако идеологическое обоснование для этого подготовил вице-президент Синода Феофан Прокопович, до недавнего времени ректор Киево-Могилянской академии.

Вообще, киевские клирики сыграли ведущую роль в становлении российского имперского дискурса. В Киево-Печерском монастыре за 47 лет до провозглашения империи был написан и издан знаменитый «Синопсис», обосновывавший имперские претензии московских царей (https://ord-ua.com/2014/07/15/kak-kievo-pecherskie-monahi-zachali-russkij-mir/). В нем также шла речь о едином «словенороссийском» народе. Как отмечает американско-украинский историк Сергий Плохий, именно благодаря «Синопсису» история Киева стала «неотъемлемой частью российского имперского нарратива».

6. Подчинение вместо симфонии

Незадолго до принятия императорского титула Петр І взял под полный контроль Русскую православную церковь. Якобы «для лучшего впредь управления» вместо патриарха во главе церкви была поставлена «духовная коллегия» – Священный синод. Таким образом, главой церкви стал царь, который вершил дела духовные через назначаемого им обер-прокурора Синода. Российский монарх стал не только самодержцем, но и «епископом над епископами». Прорабом церковной реформы был все тот же Феофан Прокопич, который подготовил ее идеологическое обоснование и написал для церкви новые правила – «Духовный регламент».

На волне революции 1905-1907 гг. православные епископы подняли вопрос о восстановлении патриаршества. Однако Николай II, когда члены Синода озвучили ему такое предложение, предложил, чтобы патриархом избрали его. Церковники в ответ промолчали, и больше этот вопрос не поднимали вплоть до свержения самодержавия.

7. Романовы: от Михаила до Михаила

Если говорить строго формально, то последним российским императором был не Николай ІІ, а его младший брат Михаил ІІ. После того, как Николай отрекся за себя и за цесаревича Алексея, Михаил пробыл в императорском статусе около суток, однако не рискнул занять престол и подписал акт «Об отказе от восприятия верховной власти».

Интересная деталь: отречься от престола Николая II вынудили вполне русские (по этническому происхождению) генералы, зато его последними защитниками, отказавшимися присягать временному правительству, выступили генералы-инородцы: немец-лютеранин Федор Келлер и азербайджанец-мусульманин Гусейн Хан Нахичеванский. А неудачной попыткой подавить революцию в Петрограде руководил генерал Николай Иудович Иванов (сын еврея-выкреста).

8. Союз суверенных подданных

Как показала первая ревизия (перепись) 1718-1719 гг., 42.5% населения Российской империи проживало на автономных территориях, которые обладали различным уровнем суверенитета, прав и привилегий. Все они имели особый статус и свою историю отношений с центром; на местное население не в полной мере распространялась общеимперское законодательство и налоговая система.

В этой связи понятны постоянные попытки российских монархов унифицировать управление государством. Более-менее централизовать империю удалось к середине ХІХ века. Однако централизация находила понимание далеко не у всех. После революции 1917 года оказалось, что далеко не все бывшие подданные российского императора считают себя россиянами, а свою родину неотъемлемой частью «единой и неделимой России». Чтобы удержать бывшую империю под контролем Ленин и большевики преобразовали ее по национальному признаку, создав СССР – союз национальных республик. Сейчас Путин сильно ругает Ленина за это (https://ord-ua.com/2014/07/15/kak-kievo-pecherskie-monahi-zachali-russkij-mir/), однако не факт, что без такой глубокой перестройки империя смогла бы просуществовать аж до 1991 года.

9. Дружба народов в имперской перспективе

Украина стала главной целью российской имперской агрессии и просто обречена на противостояние с нею. Ведь независимая Украина – это главный вызов амбициям Кремля, о чем говорят как имперские идеологи, так и западные эксперты.

«Суверенитет Украины представляет собой настолько негативное для русской геополитики явление , что, в принципе, легко может спровоцировать вооруженный конфликт» (А.Дугин, «Основы геополитики», 1999).

«Без Украины Россия перестает быть евразийской империей. Без Украины Россия все еще может бороться за имперский статус, но тогда она стала бы в основном азиатским имперским государством» (З.Бжезинский, «Великая шахматная доска», 1997).

Так что, договориться с Москвой по-хорошему, пока в Кремле сидят имперцы, у Киева вряд ли получится.