Перейти к основному содержанию

Азартные Нью-Васюки Бориса Баума: «игорная мафия» жаждет нажиться на психически больных

15.11.2021
Опубликовано в Власть

Эта авантюра может очень плохо закончиться.

Главное достижение легализации игорного бизнеса — то, что он заработал. Вопреки требованиям закона, операторам игорного бизнеса выдавали лицензии, тогда как игорное оборудование не было сертифицировано. Залы открывались без предварительного создания Реестра лиц, которым ограничен доступ в игорные заведения. Реклама азартных игр, вопреки требованиям законодательства, которое запрещает размещать рекламу азартных игр в местах общественного пользования и там где есть дети, заполонила рекламные площади и информационные ресурсы. Всё это случилось благодаря усилиям главного лоббиста игорного бизнеса Бориса Баума (на фото).

Об этом пишет психотерапевт Дмитрий Билоус в ZN.UA.

 

Миновал год, и можно подвести итоги. В прошлом году были заложены и недополучены 4,4 млрд грн запланированных поступлений в бюджет. В этом году — 7,5 млрд грн. На сегодняшний день получено 1,1 млрд грн. Это плата только за лицензии, без налоговых отчислений игорного бизнеса.

Иностранные инвесторы не спешат вкладывать деньги в игорный бизнес в Украине. Он переживает определенную трансформацию и выводится в онлайн, доля которого, по сравнению с заведениями офлайн, существенно возрастает. Это заставляет организаторов азартных игр задуматься, следует ли делать долгосрочные капитальные вложения в страну с неустойчивой политической и экономической ситуацией. Лоббисты тем временем уверяют, что для развития игорного бизнеса нужно изменить налоговую нагрузку. За законопроект № 2713-д в первом чтении проголосовали летом. Возможно, осенью его примут. В нем, в частности, предусмотрено снижение стоимости лицензии втрое. То есть переплаченные суммы за уже полученные в этом году лицензии будут засчитаны операторам в будущем, и фактически за 2021 год средств в бюджет поступит еще меньше.

Борьба с нелегальными операторами, ведущими незаконную деятельность, продолжается. Как и в предыдущие годы, незаконные игорные заведения закрываются. С теневыми организаторами азартных игр в Интернете еще сложнее. Проблема с контролем азартных игр, особенно в Интернете, остается нерешенной. Хотя Комиссия по регулированию азартных игр и лотерей рапортует на официальных информационных ресурсах о закрытии сотен сайтов, обысках и изъятии оборудования у их владельцев, фактически же какие-то ресурсы работают в обычном режиме. Например, информационное сообщение Комиссии по регулированию азартных игр и лотерей (КРАИЛ) об одном из таких организаторов, который с использованием известного бренда незаконно работает в Украине более десяти лет, не получило логического завершения в виде закрытия его сайтов, а само информационное сообщение было удалено.

Таким образом, не имея возможности похвастаться реальными поступлениями в бюджет страны от легализации игорного бизнеса и реальных инвесторов, лоббистам игорного бизнеса приходится рассказывать о потенциальных выгодах от введения рынка или оперировать информацией, которую невозможно проверить. Например, о тысячах дополнительно созданных рабочих мест, строительстве за налоги от игорного бизнеса школ и детских садов, миллионных доходах в смежных отраслях или толпах иностранцев, которые специально едут в Украину поиграть и оставить здесь сумасшедшие деньги не только на развлечения; иностранных инвесторах, готовых тратить миллиарды долларов на строительство гостиниц и развитие инфраструктуры в небольших городах, потенциальных поступлениях в общий и местные бюджеты. Все это сопровождается лозунгами на манер «Играть будут они, а деньги получим мы!» или «Играют зажиточные (иностранцы) — выигрывает бюджет!».

Сам игорный бизнес позиционируется как «социально ответственный». При этом замалчивается проблема лудомании (зависимости от азартных игр). Согласно Международной классификации болезней 10-го пересмотра (классификатор F63), лудомания — это патологическая страсть к азартной игре, связанная с расстройством поведения. Акцентируя на «ответственной игре», когда сам игрок должен себя контролировать, определять лимит проигрыша и вносить себя в реестр для самоограничения в игре, операторы игорного рынка и государство снимают из себя всю ответственность за последствия в случае возникновения у украинцев зависимости от азартной игры. В законодательстве не предусмотрены меры профилактики лудомании, и сейчас наши дети и уязвимые группы населения находятся под сумасшедшим информационным давлением рекламы азартных игр, которая создает иллюзию быстрого выигрыша и общий бюджет которой сложно представить.

 

Зависимый же человек, не осознавая (с учетом болезни) того, что с ним происходит, проиграв последние деньги семьи и набрав кредитов, в конце концов опустится на социальное дно и уничтожит свое будущее, возможно потянув за собой ближайший круг родных.

Регулятор игорного рынка — КРАИЛ — заинтересован именно в поступлении денег, а не в защите интересов и здоровья граждан. «Законопроект уполномочивает регулятора самому определять, каким образом он будет контролировать рынок азартных игр, что нарушает принцип распределения полномочий. Нормы законопроекта позволяют регулятору устанавливать дополнительные требования при получении разрешительных документов и наделяют Кабмин правом назначать и увольнять членов регулятора вне конкурса, что является коррупционным фактором в его работе», — считает эксперт программы реформирования правоохранительной и судебной систем UIF Александр Чебаненко.

При КРАИЛ был создан Консультативно-экспертный совет (КЭС). Возглавил его латвийский бизнесмен Борис Баум, который, по сути, является двигателем развития игорного бизнеса в Украине. Неограниченный кредит доверия в ОП (во исполнение одной из реформ президента Зеленского) позволяет ему делать информационные заявления о каких-либо вопросах развития этого рынка и влиять на их решение. За короткий отрезок времени члены комиссии открыли новые организации, связанные с игорным бизнесом. Кульминацией стало создание Общественного союза «Всеукраинский совет гемблинга» (объединение бизнеса «ради конструктивного диалога с государством») с открытием офиса в Лондоне. Этакая иллюзия признания Украины как потенциального партнера для ведения игорного бизнеса на ее территории. Почетным главой союза стал Борис Баум, председателем — Антон Кучухидзе (он же заместитель Баума в КЭС), заместителем председателя по юридическим вопросам — Михаил Коваль (главный юрист крупнейшей букмекерской компании «Париматч»). За несколько месяцев существования в союз вошли почти половина состава КЭС и определенное количество организаторов игорного бизнеса.

18 мая 2021 года на базе КЭС был образован «постоянный рабочий орган (комитет) по вопросам лудомании из представителей в сфере организации и проведения азартных игр и лотерей, зарубежных и международных организаций, отраслевых объединений и представителей КРАИЛ». Его главой стал Михаил Коваль.

Учитывая, что проблема лудомании находится в плоскости психологии и изучением ее влияния на игрока и разработкой методологии профилактики, лечения, реабилитации занимаются врачи, психиатры и психотерапевты, состав комитета имеет по меньшей мере странный вид. Из 14 лиц шестеро официально представляют организаторов азартных игр (два представителя ООО «Шторм Юкрейн», открывшего первое наземное казино). Только один член комиссии является представителем медицинской клиники. В состав комитета вошли также Борис Баум и Антон Кучухидзе. Непонятно, по каким критериям отбирали «практикующих специалистов», ведь последние 10 лет игорный бизнес в Украине был вне закона.

Такой состав комитета — очевидный конфликт интересов. Анализ заявлений и профессиональной деятельности как представителей комитета, так и КЭС КРАИЛ в общем свидетельствует: они стоят на защите интересов операторов игорного бизнеса и стараются создать им положительный имидж, оставляя объективную и непредвзятую информацию о влиянии азартных игр на людей без внимания.

Так, А. Кучухидзе заявляет СМИ про «всего семь обращений» на всю Украину о самоограничении от игры. И размышляет об ответственности бизнеса и власти — дескать, никто и не думает обогащаться за счет лудоманов: «Бизнесу проблемы не нужны, институту государства нужна эффективная реформа, а не массовая социальная проблема». Именно поэтому, по его словам, профильный закон создал для лудоманов механизмы защиты, которые вводят в действие самоограничение, и обществу осталось лишь научиться пользоваться этими юридическими возможностями.

К сожалению, искренность организаторов игорного бизнес вызывает большие сомнения. Палата лордов британского парламента обнародовала отчет Gambling Harm — Time for Action, в котором утверждается: 60% дохода игорная индустрия получает лишь от 5% игроков, которые страдают лудоманией и проигрывают большие суммы. По данным Национальной службы по лечению лудомании Британии, в 2019 году лечение в стране прошли 9008 человек — меньше 3% от суммарно зарегистрированного количества проблемных игроков (от 280 тысяч до 1,4 миллиона на 65 миллионов населения страны).

 

Проведенные научные исследования в мире, в частности и в Украине, свидетельствуют: количество зависимых от азартных игр составляет от 1 до 3% населения. То есть в масштабах Украины — это десятки, а возможно, и сотни тысяч людей (статистических данных нет). И то, что они не обращаются за помощью, не означает, что проблемы нет.

Во время круглого стола «Государственная политика в сфере азартных игр: главные результаты первого полугодия 2021 года» руководитель комитета по вопросам лудомании Михаил Коваль высказал мнение, что лудомания — это не только азартные игры, это и зависимость от компьютерных, социальных игр, Форекса и киберспорта. Так что, по его словам, азартные игры должны разделять ответственность со всеми направлениями, и лудомания не так страшна, «если к ней хорошо подходить».

В ответе на мой запрос в КЭС с просьбой уточнить, каким образом возникновение зависимости от азартных игр (лудомания) касается компьютерных, социальных игр, Форекса и киберспорта, отмечается: «В МКХ-11 выделены такие отклонения, связанные с игровой деятельностью, как 6C51 «Игровое расстройство» (Gaming disorder) и QE22 «Опасное увлечение играми» (Hazardous gaming)… Таким образом, киберспорт, Форекс, компьютерные и социальные игры, при наличии определенных симптомов и факторов, могут быть признаны болезнью, подпадающей под определение «Игровое расстройство» и (или) «Опасное увлечение играми». И далее: «При Консультативно-экспертном совете создана рабочая группа по вопросам лудомании (игровой зависимости), целью которой является экспертная помощь Комиссии по регулированию азартных игр и лотерей в вопросах лудомании (игровой зависимости). Первое и приоритетное направление работы рабочей группы — это разработка проектов нормативно-правовых актов».

Следует отметить, что на сегодняшний день во всем мире для систематизированной регистрации, анализа, интерпретации и сравнения данных о смертности и заболеваемости действующим является МКС-10. В Украине эта классификация утверждена приказом МЗ № 773 от 03.04.20. Так что, созданный комитет занимается разработкой нормативно-правовых документов на основании кодов болезней и их классификации, которые в Украине бездействуют, что вызывает вопрос о его компетенции в разработке каких-либо нормативных документов, связанных с указанной тематикой, и, соответственно, информационных заявлений его представителей.

И это тогда, когда другие страны вводят все более жесткие правила работы операторов игорного бизнеса в направлении профилактики и предотвращения возникновения игровой зависимости у игроков. К величайшему сожалению, в Украине пока напрасно надеяться на реальные шаги в решении проблемных вопросов, связанных с зависимостью от азартных игр. В Законе Украины «О регулировании азартных игр и лотерей» даже нет толкования слов «игромания, лудомания, игральная зависимость, игровая зависимость». Без надлежащих профилактики, диагностирования и лечения лудомании нас могут ожидать негативные социальные последствия в обществе.