Вы находитесь здесь:Главная/News/Константин Мягков главарь Новосибирской ОПГ. Осторожно криминал!!
22.07.2021

Поставили крипту на рельсы

Опубликовано в Новости Украины

Как в пермской глубинке железнодорожник «майнил» криптовалюту на казенном электричестве, а виноватыми оказались те, кто это пресёк

Об этом сообщает Москов пост


Поставили крипту на рельсы

Вечером 30 марта главному бухгалтеру компании «Чистый город» Наталье Ведерниковой позвонили. Собеседник сообщил, что на предприятие, занимающееся утилизацией мусора в небольшом пермском городе Верещагино, приехала полиция, проводят обыск. Добравшись на пункт утилизации, Наталья увидела, что полицейские ломом раскурочили деревянную дверь склада, выгнали оттуда всех сотрудников и ходят по помещению с понятыми.


— Понятые были в спецодежде, у одного была нашивка РЖД, — вспоминает Наталья. — Сложилось впечатление, что они для полицейских «свои»: говорили о наркотиках, рассказывали сотрудникам полиции, что и для чего нужно. Терминология была профессиональной.


Полицейские продемонстрировали Наталье пластиковую бутылку с нагаром и фольгой на горлышке, две самокрутки, несколько пакетиков с неизвестными веществами, а также сверток, пакет и пластиковый тубус с какими-то семенами. Уже в протоколе обыска, без экспертизы, они указали и назначение изъятых предметов: «Курительная трубка в корпусе зелёного цвета, курительная трубка в виде ключа от автомобиля в корпусе чёрного цвета, приспособления для употребления синтетических наркотиков: нож с ложечкой, трубка, колба стеклянная».


Наталья говорит, что наблюдать за ходом обыска полиция не давала. Когда мастер предприятия попробовал взять телефон и зайти на склад, чтобы снять видео, его тут же выгнали.


— Я хотела зайти в одну из комнат. Мне сотрудники полиции сказали: «Куда вы лезете? Оставите здесь свои пальчики и поедете вместе с Овериным. Вы что, не знаете — это же нарколаборатория!»


Поставили крипту на рельсы

Фото: Андрей Гордеев / Ведомости / ТАСС


Протянули мне какие-то листья, сказали, что марихуана, хотя на вид и на запах была мята.


По словам Натальи Ведерниковой, владелец обувного магазина в Верещагино Вадим Оверин выращивал на складе мяту и чабрец, а само помещение использовалось для хранения обуви.


Полиция, как выяснилось, приехала на предприятие искать «украденные майнинговые фермы». Но вместо этого «нашла» наркотики.


«Фермеры» на железной дороге


Верещагино — 20-тысячный город в Пермском крае. В 1898 году здесь построили железнодорожную станцию на пути северного маршрута Транссиба. С тех пор город живёт за счёт станции и обслуживания её участка пути.


В ноябре 2020 года среди работников железной дороги пошли слухи, что мастер Иван Романов провез на территорию режимного объекта майнинговые фермы. По словам его приятеля Эдуарда Лисеенкова, слухи распространял сам Романов.


— До этой ситуации мы с Романовым хорошо общались, — говорит Лисеенков. — Я был в хороших отношениях и с его начальником Артёмом Субботиным. У них между собой был конфликт: Субботин подозревал Романова в кражах списанных рельс. В конце февраля Иван попросил меня переговорить с Субботиным, чтобы тот позволил ему вывезти с территории дистанции пути личные вещи — что конкретно, он не уточнял. Я согласился.


Поставили крипту на рельсы

Платформа Верещагино. Фото из соцсетей


21 февраля Лисеенков, проезжая мимо управления Верещагинской дистанции пути, увидел, что на территории стоит машина Артёма Субботина, и решил заехать. В кабинете Субботина находились Вадим Оверин и Владимир Купчин. Лисеенков рассказал о просьбе Романова вывезти личные вещи.


— Артём спросил у меня, о каких личных вещах идёт речь. Я сказал, что о каком-то оборудовании. Тогда Субботин позвонил Ивану и спросил, что там у него за оборудование? Романов ответил: «Это не моё, фермы Дима оставил на сохранение».


Дима — некий Дмитрий Масляев, проживающий в Перми. Сейчас он признан потерпевшим по делу о «краже» майнинговых ферм.


После разговора Субботин и Лисеенков пошли к вагончику Романова, чтобы проверить, что за оборудование там стоит. Вагончик находился возле забора и был подключен к электросети, территория вокруг него была занесена снегом. Рядом виднелись глубокие свежие следы, а дверь была не заперта, а лишь слегка прикрыта.


— Заходим туда, там действительно стоит какое-то компьютерное оборудование, подключенное к сетевым фильтрам, — вспоминает Лисеенков. — На корпусе надпись: «Асике Майнинг». Субботин мне говорит: «Это у меня стоит незаконно, давай вывезем с территории для разбирательств. Вдруг проверка нагрянет». Я ответил: хорошо, давай вывезем.


После этого приехал Вадим Оверин, загрузил майнинговые фермы к себе в автомобиль. И увез их на территорию своего склада.


Не договорились


В тот же день, Субботин договорился с хозяином оборудования Дмитрием Масляевым и Иваном Романовым о встрече. Хотел договориться с ними «по-хорошему».


По словам Владимира Купчина, на встрече Дмитрий просил отдать фермы и «забыть о случившемся», а Субботин предложил им написать явку с повинной на имя местного начальника полиции Лепина и объяснить, как фермы попали на территорию режимного объекта, и только после этого — с разрешения полиции — забрать оборудование. Договориться не вышло.


Через несколько недель неизвестные высверлили замок на складе Оверина и похитили майнинговые фермы. Все это время территорию предприятия по утилизации мусора, где находился склад, посещал Иван Романов. Говорил, что ходит к другу — одному из работников. Однако как только неизвестные похитили фермы, Романов прекратил появляться на предприятии.


Через несколько дней после кражи Дмитрий Масляев написал заявление по ч. 4 ст. 158 УК — кража в особо крупном размере. По версии полиции, преступление совершили арендатор склада Вадим Оверин и Эдуард Лисеенков, помогавший перевозить фермы.


За неделю, до того как было возбуждено дело, в офис Оверина ворвался СОБР. Его увезли в отдел полиции и устроили допрос.


Силовиков интересовало лишь одно — где фермы?


При этом оперативное сопровождение дела оказалось в ведомстве некоего оперативника Антона Мальцева, который, по словам Оверина и Купчина, приходится приятелем Романову и Масляеву.


— Когда меня принимал СОБР возле моего магазина, Антон Мальцев угрожал мне, что закроет меня на подвал и там меня «опустят», — рассказал корреспонденту «Новой» Вадим Оверин. — У меня проводились обыски с понятыми, которые работают в полиции. Я опасаюсь за свою жизнь. Из-за этого я сейчас не нахожусь в России.


Вадим Оверин объявлен в федеральный розыск.


«Эти фермы видно было!»


По словам Оверина, после задержания он вместе с полицейскими ездил по Верещагино и показывал им возможные места, где, как он считал, могут находиться украденные майнинговые фермы. Так вместе с силовиками он оказался у гаража Ивана Романова.


— Я говорю: посмотрите у Вани в гараже, вот же они, в щели видно, — вспоминает Оверин. — Стали звонить Ване, но следователи до него не дозвонились. И тогда полиция поехала искать Ваню, и типа его нигде не нашли. Очень странно: когда им не надо, они его находят, а когда надо — тогда не могут найти. Гараж они вскрывать не стали. Эти фермы видно было! Я говорил им — вскрывайте! А полицейские ответили, что не могут в отсутствие хозяина.


По словам Владимира Купчина, спустя несколько дней, когда полиция нашла Романова и проверила гараж, там уже ничего не было. Он считает, что по каким-то причинам оперативники дали Романову возможность перепрятать фермы.


Сумма ущерба


По версии следствия, «похитив майнинговые фермы», Лисеенков и Оверин причинили Масляеву материальный ущерб в особо крупном размере — на сумму 3 851 567 рублей.


ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА


«Действуя по предварительному сговору, незаконно совершили тайное хищение имущества, а именно компьютерного оборудования, принадлежавшего Масляеву Д.А., находящегося на хранении в помещении бытовки, расположенной на территории Верещагинской дистанции пути. Преступными действиями Лисеенкова Э.В., Оверина В.И. был причинен материальный ущерб Масляеву Д.А. в особо крупном размере на сумму 3 851 567 рублей, то есть в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ».


— Я спросил у следователя: «Как вы оценили сумму кражи?» — вспоминает Владимир Купчин. — Он ответил: «Шесть машин, на каждой по 16 видеокарт. Я залез в интернет, посмотрел, что эта карта стоит 40 тысяч рублей, вот получилась сумма». Я тогда уточнил: «А с чего вы взяли, что была установлена именно эта видеокарта?» «Со слов потерпевшего», — ответил мне следователь. Почему не сделать экспертизу, предоставленных документов, пусть эксперт оценит? Почему «Авито» должно оценивать ущерб кражи, а не экспертиза?


Информации по делу об «обнаруженных» на складе «Чистого города» наркотиках до сих пор нет.


Подозреваемым Оверину и Лисеенкову грозит до 10 лет лишения свободы и штраф до одного миллиона рублей. Дело о краже электричества для добычи криптовалюты заводить не стали.


Во время подготовки материала, выяснилось, что у свидетеля по делу, бухгалтера фирмы «Чистый город» Натальи Ведерниковой, через неделю после нашего приезда в Верещагино, взяли подписку о неразглашении. А затем, в начале июля, провели обыск в её жилище. Искали злополучные майнинговые фермы, но, разумеется, — не нашли.


Александр Шестаков

Источник: Скандалы РУ

Оставить комментарий